Что общего между Искусственным Интеллектом, гаитянскими зомби и Арнольдом Шварценеггером

Что общего между Искусственным Интеллектом, гаитянскими зомби и Арнольдом Шварценеггером

Успехи современной науки в создании «сильного» ИИ не смогли опередить аналогичные достижения древних евреев и фараонских египтян.

«Подле дурака всегда найдется жулик.»

О. де Бальзак.

В мифологии самых разных народов и разных эпох живет сюжет о работнике, которого не надо кормить, который не нуждается в сне, и который безропотно исполняет все, что ему говорят.

Видимо, это один из фундаментальных архетипов homo sapiens.

Характерным свойством сюжета является его (псевдо) рационализация на базе модных на тот момент научных направлений.

Так, гаитяне доныне производят зомби путем магической обработки соответствующим образом подготовленных трупов. Сегодняшнее острие научных достижений гаитян — вудуистская магия.

Евреи европейского Средневековья конструируют голема из глины на базе передовых на тот момент каббалистических исследований (не путать с баллистическими).

Тогда Каббала была на переднем крае (псевдо) научной моды.

Как раз ту же эпоху многочисленные алхимические стартапы конкурируют на средневековом рынке инвестиций в ИИ, привлекая значительные средства в разработку гомункулусов.

Госпожа умов эпохи — алхимия. Половина химии, половина магии.

Европейские механики-часовщики XVIII века производят антропоморфных механических роботов со сложным функционалом.

Реально работающая, вполне научная пост-Ньютоновская механика.

В начале XIX века Мэри Шелли в научно-фантастическом романе об успехах бионженерии выводит потрясающего Франкенштейна — чудовища, хирургически собранного из кусков разнообразного биоматериала.

Сто лет спустя Карл Чапек придумывает вполне современно выглядящих роботов, выращиваемых на биофабриках, но из других материалов. Идеологическим прародителем «Терминатора» является именно он.

Эра промышленной химии и новых материалов.

А c 1950-х гг пошла спираль пошла по новому кругу.

Безусловным лидером околонаучных спекуляций стали информационные технологии. Стало быть, современный гомункулус должен прийти из цифровых электронных вычислителей.

Тем временем маркграфы и епископы христианского мира (венчурные инвесторы всей планеты) продолжают ссыпать полновесное золото в американской валюте в карманы придворных алхимиков. Буквально ежечасно ожидая торжественного выхода на арену гомункулуса ИИ.

Что, по правде, изменилось со времен Да Винчи?

«Какое, милые, у нас тысячелетье на дворе?».

Ведь, между нами, реальных успехов ничуть не больше, чем у древних евреев с фараонскими египтянами (популярные «нейросети» таковым успехом не являются).

Кое-что, однако, все-таки изменилось: невозможность создания "сильного" ИИ на электронных компьютерах была доказана Роджером Пенроузом математически. То есть с той же достоверностью, что дважды два равно четыре.

Про достоверную практику мошенничества тысячелетней продолжительности и говорить нечего, но... когда же история кого чему учила.

И по-прежнему «инвестиции в ИИ бьют рекорды».

Так что кому бы работоспособный искусственный (дополнительный) интеллект не помешал, так это инвесторам в его разработку.

И вот наглядно: сила маркетинга в целом, и нейминга в частности. Ровно по анекдоту про крысу, хомячка и смену пиарщика.

Начни биомедицинские стартапы собирать деньги на промышленную зомбификацию, что бы получилось?

Заменяем «зомби» на «ИИ», и — совсем другое дело! 

Уже по другому классическому анекдоту: «Всего пятнадцать минут в нефтяном бизнесе, а уже такой успех».

January 18, 2017 by John Galt