Маркетинговая «теория всего». Джобс как бобёр, а рынок как мемокомплекс

Маркетинговая «теория всего». Джобс как бобёр, а рынок как мемокомплекс
Меметические завихрения локальных рынков являются двусторонней воронкой: на входе поглощают возможности людей, конвертируя их на выходе в деньги, иногда в процессе удивительно сложных и многоэтапных трансформаций.

1. Микро-модель «ключ — тело« дает эффективный подход к маркетинговому воздействию на индивидуальном уровне:

Продукт —> Человек

Один человек.
 

2. Макро-модель кристаллизации рынка раскрывает законы эволюции рынков на уровне социума.

Миллионы людей.
 

3. Но... что же такое «рынок»?

Классические определения из политэкономии верны.

Однако они предназначены для мультипликации знаний в академической науке.

А мы говорим о том, как получить прибыль.

Нам нужно определение (точнее, понимание) рынка, пригодное для бизнес-использования.

Маркетинговая «теория всего» на более высоком уровне объединяет микро- и макро- маркетинговые модели, приводя к:

А. Рынок (чего бы то ни было) = временное локальное завихрение в ламинарном потоке ресурсов, образующееся вокруг внедренного в этот поток (случайно либо сознательно) мема («ключа»).

Б. В результате завихрения часть ресурсов оседает из потока на дно, попадая в распоряжение «участников рынка».

В. Сила (прибыльность и прочность) рыночной позиции участника Х определяется захваченным участком на дне под завихрением — как площадью участка, так и его удаленностью самых жирных мест (больше или меньше будет сверху падать ресурсов).

А также способностью хозяина участка защищать его от посягательств желающих.

«Рынок айфонов» — завихрение вокруг мема «айфон». То же касается рынка автомобилей и чего угодно.
 

4. Избегая непопулярной математической терминологии, проиллюстрируем параллелью.

Река Нил, тысячи лет кормящая Египет.

В нашей параллели она является потоком.

Ил, который несет Нил, является ресурсами.

Всяческие препятствия, естественные и не только (насыпные островки, застрявшие бревна, и тд) являются мемами, создающими завихрения потока, в результате которых в этом месте дна ил оседает сильнее.

Биоутилизанты ила, падающего сверху («манна небесная») есть участники рынка.

Застрявшее бревно является мемом («ключом»).

«Ключи» могут находиться как случайно (99% выдающихся маркетинговых успехов были случайностью), так и создаваться целенаправленно (крайне редко): бобры в природе или Стив Джобс в маркетинге.

Ясно, что при целенаправленном создании «ключа» (собственноручном вбивании бревна в нужное место потока) его автор имеет фантастическую возможность занять ВСЮ интересующую площадь под завихрением.

Заранее и без какой-либо конкуренции вообще.

Что и сделал в свое время Джобс.

Причем — неоднократно.
 

5. Понимание меметической природы локальных рынков объясняет, почему каждый рынок кристаллизуется.

Процесс, который выглядит на макроуровне как кристаллизация локального рынка, на микроуровне отдельных людей есть процесс инфицирования мемом-»ключом».

Кванты потока ценности (отдельные человеки) поглощаются завихрением («блин, айфон реально крутяк»), и начинают ронять в бурлящий низ несомый ил крупинки ценности.

В варианте случайно возникшего мема (случайно найденного «ключа») стихийно начинаются как завихрения (инфицирование потребителей), так и борьба участников рынка на дне за приватизацию «рабочего тела» (захват участков под манной небесной ила ценности): «ключ» находится неожиданно как для жертв, так и для хищников.

В этой борьбе в долгосрочном периоде «победитель забирает все»:

  • финально-стабильная конфигурация рынка «Один и мелкота» (Google плюс мелкота на вылет),
  • предфинальная («Один и выживающий плюс мелкота на вылет») — Intel и AMD,
  • активная «Лидер — Претендент — Выживающий — мелкота на вылет» (американский автопром General Motors — Ford — Chrysler эпохи расцвета).
  • эпоха зарождения рынка («Сплошная мелкота»), когда вода настолько мутная, что ничего никому не понятно, включая участников (американский автопром до конца 1920-х гг).

И если на последней фазе (исторически первой) мы имеем дело с идеальной конкуренцией из учебников, то дальше острота конкуренции только падает (реально, а не на страницах популярных СМИ).

Хорошие шансы изменить соотношение сил есть только на фазе зарождения. Если вы ее пропустили, лучше поищите другой рынок.

Или, что еще лучше, придумайте свой «ключ».

При этом рынок не всегда успевает дожить до финально-стабильной конфигурации, среди мемов-«ключей» своя эволюция и своя конкуренция.
 

6. В редчайших случаях, когда мем-«ключ» сознательно проектируется талантливым стратегом, то рынок непробиваемо кристаллизован уже в момент возникновения.

Как и было  при Джобсе с рынками вокруг продуктов Apple.
 

7. А что же за ценность, которую несет поток? Что это за загадочные «ресурсы»?

Это не только деньги.

И даже в первую очередь не.

Поток ценности человечества

а) направлен во времени, а не географии

б) состоит из совокупности индивидуальных возможностей (как правило, нереализуемых в реальности) отдельных людей.

Проще говоря, индивидуум Х может потратить свои возможности (время, волю...) например, на производительный труд.

Или — на просмотр телевизора.

Или — на мечтания об айфоне (или покупку его).

Меметические завихрения локальных рынков являются двусторонней воронкой: на входе поглощают возможности людей, конвертируя их на выходе в деньги, иногда в процессе удивительно сложных и многоэтапных трансформаций.

И направляя денежный поток в адрес бенефициаров данного мема-»ключа».
 

8. Стратег-маркетолог гонится не за наличествующими деньгами людей, а их возможностями.

Захват максимального количества альтернатив.

Ну и что, что сегодня восьмиклассник Петя не может купить себе айфон. Зато он может о нем мечтать, говорить, думать, заражая других.

И — чуть позже — работать на реализацию своей «мечты».

И, весьма вероятно, — рано или поздно, — оплатить ее.

Даже если и в кредит — акционерам Apple это без разницы.
 

P.S. Название «теория всего» — небольшое хулиганство в виде тролления наших коллег из смежных областей знаний.

В частности, физиков.

Которые скоро уж сто лет пытаются скрестить квантмех (микромодель) с теорией относительности Эйнштейна (макромодель), чтобы получить свою «теорию всего».

October 02, 2017 by John Galt