IEM Система для маленьких. Причем тут Евангелие, Эйнштейн и параллельные Вселенные

 
Статьи
IEM Система для маленьких. Причем тут Евангелие, Эйнштейн и параллельные Вселенные

Представим, что в Ноосферу дополнительно вливается 10 миллиардов (соответственно населению Земли на тот момент) personal digitalizers, «цифровых двойников» живых людей.

Сложность (complexity) Ноосферы, таким образом, драматически возрастает.

И не в сто раз (пропорционально росту количества узлов, как можно было бы подумать), — а на десятки порядков. В триллионы триллионов триллионов… раз.

Что же получается на выходе?..

1. Серия более-менее однотипных вопросов из заголовка — по следам текста ««1C на C#». Почему это звучит гордо».

Ответ: в следующем, сиречь в 2020-м, году.

Это будет brand new product — на полностью новом ядре, и совершенно другом технологическом стеке по сравнению с диаспаром.

Технические параметры — пока секрет (но чем похвастаться — будет).

Далее в тексте будем именовать проект «Ф».
 

2. Что можем сказать сейчас.

2.1 Новый механизм тарификации — по деньгам будет доступно всем.

2.2 Базовая схема поставки — в облаке.

2.3 Технологический уровень — мировой трендсеттер

2.4 «Ф» — так же IEM System (вторая в мире после dia$par)

2.4 Несмотря на новое ядро и другой технологический стек, «цифровой двойник» будет на 99% совместим с большим диаспаром.

Для не особо сложных моделей — полностью.
 

3. В отличие от привычного modus operandi Всемирных Визионеров, — пообещать легковерным журналистам межгалактические Нью-Васюки «в следующем году», авось потом отоврёмся, — «Intel delivers».

То есть в 2020 году — будет.

Однако, согласно известному анекдоту, — «есть нюанс».
 

4. Если dia$par ориентирован на предприятия от upper middle и до бесконечности, «Ф» ориентируется на средний бизнес.

Грубо говоря, от десятков сотрудников и выше.

А что же, спросите, с малым бизнесом?

А вот как раз с малым бизнесом, как ни странно, — сложнее всего.

И чтобы понять суть проблемы, придется вспомнить Эйнштейна — с общей теорией относительности.

И дойти, не побоимся этого слова, практически до тензорного исчисления.

Спойлер: ничего страшного.

Настоящая наука отличается от нарочито затуманенной туфтологии именно тем, что суть можно объяснить и ребенку.

5. Общая задача создания универсального цифровизатора произвольного коммерческого предприятия (на самом деле, — любой социальной организации вообще) была решена в рамках проекта dia$par.

Кибернетика обещаемого выше проекта «Ф» содержательных отличий не имеет (та же IEM System) — там, в сущности, речь идет о наращивании доступности продукта (в широком смысле) для компаний попроще.

А вот с малым бизнесом (группа товарищей в несколько человек) — ситуация совершенно другая.
 

6. Надо сказать, что над задачей создания цифровизатора малого бизнеса мы думаем не первый год.

Но — не выходит каменная чаша.

Ибо в подходе IEM System неизменно получается два решения:

NB: «Вырожденные» — не означает плохие.

По потребительским свойствам, — то есть применительно к потребностям собственной (!) ЦА, — упомянутые продукты на три головы впереди многомиллионного антиквариата ERP-систем.

По крайней мере, — работают как заявлено.

Ну а смысл делать еще один Excel?

Поэтому ничего и не делаем.
 

7. Однако, господа, — Евангелие! То бишь, благая весть.

С пылу, с жару.

Решение, судя по всему, заключается в... отсутствии решения!

Иными словами, универсальный цифровизатор МБ — невозможен в принципе.

И вот почему.
 

8. В системном тексте «Проект VS Процесс. Трансформация «стартап —> бизнес» с точки зрения кибернетики» мы писали, что IEM Paradigm — единственная рабочая методология управления бизнес-процессами.

Но — существуют ли эти бизнес-процессы в малом бизнесе?...

Имеется ввиду, — стандартизированные.

Нет, дорогие читатели.

Формат «Группа товарищей» (то есть, стартап, — вне зависимости от возраста оного) — тем и отличается от организации, что не располагает стандартизированными бизнес-процессами.

То есть, — и цифровизировать нечего.
 

9. Вдумчивый читатель немедленно возразит: как же ж «нечего».

Ведь можно привести немало примеров небольших бизнесов, существующих много лет (десятков, и даже сотен), ведущих регулярную (т.е. повторяющуюся, и вполне стандартизируемую) деятельность.

?..

Несомненно.

Однако мы утверждаем: состояние «небольшой бизнес со стандартизированными бизнес-процессами» — фундаментально неустойчиво.

В общем (!) случае такой МБ обречен либо — вырасти, либо — исчезнуть.

Вопрос времени, и только.

Длительность периода коллапса в ту или иную сторону определяется внешними условиями среды, тут не будем растекаться.

Примеры же долгоживущих МБ с поддающимися стандартизации бизнес-процессами,, являются маргинальными исключениями двух основных типов:

  • 9.1 Принципиально немасштабируемый бизнес. Например, формат семейного ремесленничества
  • 9.2 Бизнес, существующий в условиях ограниченной конкуренции (бюрократическим ли «регулированием», коррупцией, либо бандитами)

В обоих случаях речь идет о рентабельности бизнеса много выше, чем по конкурентным отраслям экономики в целом (а иначе он и не выживает), и где востребованность операционного совершенства невелика.
 

10. Вернемся к началу.

Означает ли вышесказанное, что задача эффективной цифровизации деятельности Группы Товарищей не решаема в общем случае?

Нет, не означает.

Выше показано, что она не решаема в рамках IEM Paradigm — в силу отсутствия предмета управления.

И только.
 

11. А если вывернуть мозги вовне (легко, конечно, сказать), то…

Опустим маловдохновляющие выкладки, и сразу к ответу.

Перспективным решением мы считаем:

  • а) создание платформы репликации «цифрового двойника» отдельного человека (грубо говоря, личный диаспар — personal digitalizer)
  • б) организация взаимодействия как между ними, так и диаспарами предприятий, в логике Интернета Систем.

Технически — на базе кросс-линков zipchain-лучей.

Все.

Тут уместна биологическая аналогия: с про- и эукариотами.

Прокариоты — одноклеточный организм без ядра. Аналог Группы Товарищей без энтерпрайз-диаспара. Отдельные субэлементы клетки взаимодействуют между собой без центральной управляющей системы.

Эукариоты — клетки с ядром, далее аналогия прозрачна.
 

12. Вы, конечно, спросите, — что же сможет делать цифровой двойник человека?

Ответ: то же, что и dia$par для предприятия. Иными словами, — все, кроме исполнения креативных функций.

А если данная особь креативные функции не исполняет?...

«Вы уже понимаете».

См. известный фильм «Клик: с пультом по жизни».

Personal digitalizer заменит и социальные сети, и сотовых операторов — вместе с айфонами, и интернет-банки... В общем, — все ныне существующие бесчисленные разрозненные сервисы Интернета Людей.

Ровно по тем же причинам, и с тем же уровнем качества\функциональности, с каким энтерпрайз-dia$par заменяет все известные enterprise systems без исключения — уже сегодня.

Но это, господа, далеко не самое интересное.
 

13. Перед самым интересным — музыкальная пауза с целью профилактической прививки соли.

Кибернетика персонального диаспара, в общем и целом, понятна из самой формулировки (помните, «правильно заданный вопрос заключает 90% решения?»).

Но.

Имея ввиду историю провала Google Glass, совершенно ясно: на современной элементной базе эффективное решение personal digitalizer невозможно.

Нужны рабочие нейроинтерфейсы (плюс, конечно, эффективная реализация «дополненной реальности», но по сравнению с нейроинтерфейсами это раз плюнуть).

Когда?

Это уже не по нашей части. Если верить настроениям поп-СМИ, то от пяти до десяти лет.

Вопрос, насколько можно верить.

Тем не менее, в отличие от туфтологического «Искусственного Интеллекта», сие есть задача очевидно технического характера. Так или иначе, но вопрос времени.

Помните Чарльза Бэббиджа? Который изобрел современный компьютер в 1833 году.

Электроники тогда не было (железные дороги-то были еще в суперхайтечную диковинку, подобно сегодняшнему адронному коллайдеру).

И Бэббидж много лет строил свой компьютер на механических элементах.

И — почти построил.

Технически задача была совершенно  решаемая, не хватило самую каплю денег (помните, про запрограммированную ограниченность инвестширнармасс?).

В 1864 году, за семь лет до смерти, Бэббидж писал: «Пройдёт, вероятно, полстолетия, прежде чем люди убедятся, что без тех средств, которые я оставляю после себя, нельзя будет обойтись».

Гениальный Бэббидж недооценил ограниченность homo: потребовалось не 50, а 80 лет.
 

14. А пока ждем нейроинтерфейсов, вернемся к воспарениям в эмпиреи.

Доза научной фантастики. Скорее, даже футурологии.

Возьмем Cyberspace, как конкретную реализацию концепции Internet of Systems.

IoS поглощает в себе Internet of Things.

При этом стоит отметить, что в современном виде концепция IoT неработоспособна в принципе (потому и не работает сейчас).

Чего не хватает? Управляющих разрозненными устройствами диаспаров, генерирующих общее транзакционное поле zipchain.

Сегодняшний же IoT подобен множеству электрических устройств — без подключения к электричеству.

В полностью развернутом виде (Noosphere, ~ середина 2030-х) он будет содержать порядка 100 млн узлов-диаспаров (соответственно количеству предприятий человечества).

Функционирующая мегаструктура Ноосферы сама по себе будет обладать совершенно невероятными — с точки зрения нас сегодняшних — свойствами.

Но и это — лишь начало.
 

15. Далее представим, что в Ноосферу дополнительно вливается 10 миллиардов (соответственно населению Земли на тот момент) personal digitalizers.

То есть, — «цифровых двойников» живых людей.

Сложность (complexity) Ноосферы, таким образом, драматически возрастает.

И не в сто раз (пропорционально росту количества узлов, как можно было бы подумать), — а на десятки порядков.

В триллионы триллионов триллионов… раз.

Грубо говоря, сложности отдельных узлов, — до определенного предела, — друг друга экспоненцируют.

16. Что же получается на выходе?

Почитатели таланта Дэна Симмонса («Гиперион») узнают Мегасферу.

Википедия: «Глобальное информационное пространство человеческой вселенной, следующая за планетарной инфосферой стадия развития Интернета.

Представляет собой совокупность всех планетарных инфосфер, всего массива средств вычислительной техники и средств связи.

Является средой обитания Техно-Центра, цивилизации ИскИнов».

Интеракции между миллиардами узлов Мегасферы происходят в пересечениях их стремительно удлиняющихся зипчейн-лучей: триллионы операций в секунду.

Вот для чего Zipchain of Cyberspace нужна неограниченная производительность транзакций.
 

17. Посмотрим на будущую Мегасферу как раз со стороны зипчейна.

Какую бытовую аналогию можно подобрать?

Ткань.

Каждый кросс-линк — узелок.

Нити — зипчейн-лучи (помним, — непрерывно удлиняющиеся!) отдельных диаспаров.

В быту мы имеем дело с тканями двумерными — тонкое полотно рубашки, и трехмерными — толстыми, подобно синтепону пуховика.

В случае же Мегасферы речь идет о тканью буквально немыслимой размерности — возможно, с десятками тысяч измерений.

Ткань, непрерывно распухающая (каждая транзакция между узлами сети дает дополнительный узелок, — триллионы новых узелков в секунду).

На что же это похоже?
 

18. Эйнштейн, заявленный в заголовке, подсказывает ответ.

Это же — пространственно-временной континуум Общей теории относительности!

Который в теории петлевой квантовой гравитации и не совсем континуум получается, но не будем придираться.

Аккурат — в фазе инфляционного раздувания.

Разница, в основном, в размерности.

В нашей родной Вселенной — измерения четыре (три пространственных плюс одно время), а в Мегасфере — не сосчитать.

И если даже в нашем, столь примитивном, по сравнению с Мегасферой, уголочке Универсума самозародился человеческий разум, то… чего же мы можем ожидать из принципиально неосмыслимой нашим четырехмерным интеллектом сверхструктуры?
 

19. Версия Дэна Симмонса (цитата из Википедии):

«Львы, Тигры и Медведи».

«Самые загадочные существа, напрямую нигде в тетралогии не описанные.

Населяют Связующую Бездну. Их могущество столь велико, что даже простого осознания их присутствия хватило ИскИнам для панического бегства из Бездны, где они пытались обосноваться сразу после Большой Ошибки.»

Впрочем, с абсолютной уверенностью можно гарантировать: сии «Львы, Тигры и Медведи», чем бы, и кем бы они ни являлись, нам никак угрожать не будут.

Им с нами делить еще меньше, чем нам — с динозаврами.

Помните, ранее пару текстов про «гипотезу симуляции»?  (Часть I и Часть II).

Мегасферу можно вполне трактовать дочерней симуляцией — по отношению к нашей Вселенной.

Пусть и несознательно порожденной.

Да и кто может поручиться, что и наша Вселенная — суть результат целенаправленно организованной симуляции?

А не случайный попутный эффект решения других задач нашими столь же случайными «породителями».

«Пикник на обочине», господа! Весьма экономная гипотеза.

Хотя и весьма обидная — для «венца творения».

20. Так что же такое математика — на самом деле?

Это вовсе не про череподробительные формулы с кракозябрами.

Чему учит школа идиотизма от государственного образования, много более опасная для прогресса человечества, нежели все костры Святейшей Инквизиции.

И даже — не про числа (теория чисел — небольшой фрагмент современной математики).

Формулы и кракозябры — суть служебный язык формальной записи. Подобно ноликам и единицам для компьютеров.

Так, программист вовсе не обязан уметь программировать в машинных кодах, или расшифровывать двоичную запись.

Математика — искусство видеть общие структуры во внешне абсолютно разных феноменах.

Более того, — воображать их. Буквально, мысля немыслимым.

Математика — в первую голову, воображение.

И смелость мышления — во вторую (см. судьбу Лобачевского).

Подобно художнику: сначала картина возникает в воображении, а дальше работа чисто техническая — стандартными движениями кисти перенести на холст (записать в формульной нотации, или опереть озарение на ранее доказанные истины).

Математик же отличается от художника тем, что он обязан мыслить непротиворечивыми образами.

Художник может нарисовать что угодно, бумага все стерпит.

А вот математик обязан придумывать функционирующие инженерные структуры.

И пусть они функционируют в какой-то другой версии Вселенной (см. ту же геометрию Лобачевского, или «антидеситтеровское пространство»), но «там» — они работают не хуже, чем паровая машина в нашей.

И «там» — существуют.